21
Июн

Конституционный суд РФ «одобрил» решения судов общей юрисдикции, которые решили, что отсутствие в ЕГРН сведений о местоположении береговой линии не отменяет недопустимость размещения каких-либо объектов в границах береговой полосы водных объектов

Земельные могут иметь статус ограниченных в обороте даже в тех случаях, когда формально отсутствуют обстоятельства, с которыми земельный закон связывает возникновение у земельных участков такого правового статуса. В частности, так обстоит дело в случае, когда земельные участки расположены в границах территории общего пользования, то есть за границами установленных красных линий, либо в границах береговой полосы. Действительно, несмотря на то, что такие обстоятельства не указаны в п. 5 ст. 27 Земельного кодекса РФ, которым установлен перечень случаев, в которых земельные участки являются ограниченными в обороте, земельные участки, расположенные за границами красных линий, либо в границах береговой полосы, не могут быть предоставлены в собственность, что напрямую следует из п. 12 ст. 85 Земельного кодекса РФ (применительно к территории общего пользования в целом), а также положений вышеуказанной правовой нормы во взаимосвязи с п. 6 ст. 6 Водного кодекса РФ (применительно к береговой полосе).

Береговою полосу водного объекта исторически принято называть бечевником. Она представляет собой полосу земли вдоль береговой линии водного объекта и при этом предназначена для общего пользования, то есть размещение каких-либо строений и сооружений в границах береговой полосы не допускается. Следует отметить, что береговая полоса хоть и обуславливает наличие обременения по режиму землепользования, но при этом не относится к зонам с особыми условиями использований территорий, что следует из ст. 105 Земельного кодекса РФ. По общему правилу, в границах береговой полосы, как и в случае с красными линиями,  земельные участки не образовываются. Вместе с тем, юридическая действительность свидетельствует, что такие случаи регулярно выявляются. Это происходит при том, что правило об отнесении береговой полосы к числу территории общего пользования и недопустимости размещения в береговой полосы каких-либо построенних объектов было закреплено и в ранее действовавшем Водном кодексе РФ от 16.11.1995 года № 167-ФЗ. Так, в абз. 7 ст. 20 Водного кодекса РФ 1995 года было закреплено правило о том, что «полоса суши вдоль берегов водных объектов общего пользования (бечевник) предназначается для общего пользования». 

Поводом к написанию настоящей заметки послужило определение Конституционного суда РФ от 25.04.2023 № 910-О/2023 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Мельниковой Луизы Семеновны и Мухиной Людмилы Викторовны на нарушение их конституционных прав положениями статей 6 и 27 Водного кодекса Российской Федерации, пунктом 2 статьи 33 Федерального закона «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» и положениями статей 14, 15 и 16 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Вышеуказанные граждане, обратившиеся в Конституционный суд РФ, посчитали несоответствующими Конституции РФ ряд положений Водного кодекса РФ, по смыслу которых, с их точки зрения, допускается установление территории общего пользования в виде береговой полосы применительно к земельным участкам, которые были предоставлены до вступления в силу действующего Земельного кодекса РФ. Исходя из того, что мы отметили раньше, существование бечевника предусматривалось и ранее действовавшим Водным кодексом РФ 1995 года, в связи с чем позиция гражданок Л.С. Мельниковой и Л.В. Мухиной заведомо представлялась проигрышной. Вместе с тем, считаю необходимым в общих чертах обрисовать фабулу дела и проиллюстрировать позиции судов общей юрисдикции, рассматривавших дело.

Администрация Невьянского городского округа Свердловской области обратилась в суд с иском к нескольким собственникам земельных участков, которые оказались прилегающими к береговой линии озера Таватуй (50 км о Екатеринбурга), с требованиями о сносе ряда некапитальных и капитальных объектов в связи с их нахождением в границах береговой полосы водного объекта. Суд первой инстанции органу местного самоуправления в удовлетвории иска отказал, однако суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменил и вынес новое о частичном удовлетворении исковых требований. Седьмой кассационный суд общей юрисдикции (г. Челябинск) оставил апелляционное определение Свердловского областного суда в силе (определение седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 28.09.2022 по делу № 88-14739/2022). Главный аргумент ответчиков по делу состоял в том, что в Единый государственный реестр недвижимости не были внесения сведения о местоположении береговой линии озера Таватуй. Также ответчики возражали, ссылаясь на то, что муниципалитетом не мог быть предъявлен негаторный иск, поскольку муниципалитет не является собственником земель, расположенных в границах земельных участков, прилегающих к береговой линии, в связи с чем посчитали, что интересы органа местного самоуправления не нарушены.

Аргумент ответчиков на счёт того, что право на предъявление негаторного иска у администрации отсутствовало, суд кассационной инстанции парировал ссылкой на то, что орган местного самоуправления вправе защищать право граждан на беспрепятственный доступ к территории, попадающей в границы береговой полосы водного объекта. «С учетом наличия у граждан основанного на законе права свободного и беспрепятственного доступа к водным объектам общего пользования и их береговым полосам, а у органа местного самоуправления – полномочий по защите данного права граждан, суд апелляционной инстанции правомерно применил к спорным правоотношениям положения ст.ст. 304-305 ГК РФ, предусматривающие возможность защиты такого права также против собственника» – отметил в своём определении третий кассационный суд общей юрисдикции.

По поводу отсутствия в ЕГРН сведений о береговой линии (сведения о местоположении береговой линии водных объектов подлежат внесению в реестр границ, являющийся подразделом ЕГРН, в силу п. 5 ст. 10 Федерального закона от 13.07.2015 № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» по инициативе органов государственной власти субъекта Российской Федерации, что вытекает из Правил определения местоположения береговой линии, случаев и периодичности ее определения, утвержденных постановлением Правительства РФ от 29 апреля 2016 года № 377) седьмой кассационный суд общей юрисдикции возразил, что несмотря на данный факт сведения о береговой линии озера Таватуй содержатся в государственном водном реестре, и «с внесением в ЕГРН сведений связывается возможность определения местоположения береговой линии, а не ее существования как таковой». В результате суд кассационной инстанции пришёл к выводу о том, что «бездействие уполномоченных региональных органов в вопросе определения местоположения береговой линии водного объекта в соответствии с упомянутыми выше Правилами, отсутствие в ЕГРН сведений о местоположении береговой линии оз. Таватуй не исключают необходимость обеспечения режима общего пользования данного водного объекта, его береговой полосы и соблюдения законодательного запрета на ограничение свободного доступа граждан к водному объекту общего пользования и его береговой полосе». Таким образом, суд кассационной инстанции сформулировал вывод о том, что отсутствие в реестре границ сведений о местоположении береговой линии не отменяет специфический режим землепользования в границах береговой полосы водного объекта, который установлен п.п. 6-8 ст. 6 Водного кодекса РФ.

Судья Верховного суда РФ в передаче кассационной жалобы в Судебную коллегию по гражданским делам отказал, после чего последовало обращение в Конституционный суд РФ.

Конституционный суд РФ своим определением от 25.04.2023 № 910-О/2023 гражданкам Л.С. Мельниковой и Л.В. Мухиной в принятии жалобы к рассмотрению отказал и в принципе каких-либо новых сенсационных выводов не сформулировал, однако подтвердил, что органы местного самоуправления, не являющиеся правообладателями земельных участков, прилегающих к водным объектами, вправе выступать в защиту прав граждан на беспрепятственное использование территории, входящей в границы береговой полосы. «Органы местного самоуправления городского округа призваны обеспечивать свободный доступ граждан к водным объектам общего пользования и их береговым полосам, и такое обеспечение относится к вопросам местного значения данного муниципального образования (равно как и других видов муниципальных образований), что означает наличие у соответствующих органов местного самоуправления законодательно определенной компетенции по созданию необходимых условий для реализации гражданами указанного права, а соответственно, и возможности подачи иска в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц в рассматриваемой сфере общественных отношений» – заключил Конституционный суд РФ.