28
Июл

Конституционный суд РФ одобрил позицию судов общей юрисдикции о том, что внесение арендной платы по договору аренды земельного участка, который признан судом недействительной сделкой, не влечёт возникновение неосновательного обогащения на стороне арендодателя

Категория «неосновательное обогащение» регулярно всплывает в процессе работы  земельных юристов. В большинстве случаев данная категория становится актуальной, когда органы публичной власти требуют с собственников объектов недвижимости, расположенных на находящихся в публичной собственности земельных участках или землях, не оформивших земельные отношения, платежей за фактическое использование публичных земель. В таких случаях размер неосновательного обогащения рассчитывается в размере арендной платы, которая начислялась бы по договору аренды в том случае, если бы земельные отношения были оформлены. Тактика работы земельного юриста по таким спорам весьма проста – необходимо применить трёхлетний срок исковой давности и представить суду собственный расчёт величины неосновательного обогащения. В настоящей заметке речь пойдёт о совершенно другой ситуации, которая стала предметом рассмотрения Рамонского районного суда Воронежской области и, в последующем, Конституционного суда Российской Федерации.

В 2016 году гражданин В.О. Поваляев приобрёл у местной администрации на аукционе в аренду земельный участок сельскохозяйственного назначения, право аренды было в надлежащем порядке зарегистрировано в Росреестре. Спустя четыре года в 2020 году решением Рамонского районного суда Воронежской области, которым был удовлетворен иск прокурора:

– межевание земельного участка сельскохозяйственного назначения, приобретённого В.О. Поваляевым, было признано незаконным,

– сделка по аренде земельного участка, заключённая между В.О. Поваляевым и местной администрацией, была признана недействительной сделкой,

– право аренды В.О. Поваляева было признано отсутствующим.

После вступления решения суда в законную силу В.О. Поваляев обратился в Рамонский районный суд Воронежской области с иском к администрации Ступинского сельского поселения Рамонского муниципального района Воронежской области о взыскании неосновательного обогащения в размере арендных платежей, уплаченных по договору аренды земельного участка в течение периода времени, пока этот договор был действующим.

Руководствуясь принципом платности использования земли (ст. 65 Земельного кодекса РФ), а также с учётом того, что «… в соответствии с нормами гражданского законодательства обязательственные правоотношения между сторонами основываются на принципах возмездности и эквивалентности обмениваемых материальных объектов и недопустимости неосновательного обогащения», суд первой инстанции посчитал, что неосновательное обогащение на стороне адмистрации не возникло, поскольку земельный участок был предоставлен, и арендатор занимался его освоением: «таким образом, учитывая то, что земельный участок администрацией был передан в аренду истцу и находился в его фактическом пользовании вплоть до расторжения судом договора аренды, учитывая принцип платности за пользование земельным участком, суд приходит к выводу, что уплаченные в период действия договора аренды в счет оплаты арендной платы денежные средства являются платой за фактическое пользование предоставленным истцу земельным участком, поскольку у истца в любом случае имеется обязанность оплатить фактическое пользование имуществом».

Решение суда первой инстанции устояло в Воронежском областном суде, первом кассационном суде общей юрисдикции и в Верховном суде РФ, после чего В.О. Поваляев обратился в Конституционный суд РФ с конституционной жалобой на положения ст. 61 Земельного кодекса РФ, которой закреплена возможность возмещения убытков в результате издания не соответствующего закону акта исполнительного органа государственной власти или органа местного самоуправления – податель конституционной жалобы придерживался мнения, что положения данной статьи «…не позволяют однозначно определить условия возмещения таких убытков, равно как и не содержит условий возврата неосновательного обогащения».

Как и подавляющее большинство поступающих в Конституционный суд РФ конституционных жалоб, конституционная жалоба В.О. Поваляеева не были принята к рассмотрению, что нашло своё отражение в Определении Конституционного суда РФ от 27 июня 2023 года № 1599-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Поваляева Владислава Олеговича на нарушение его конституционных прав пунктом 2 статьи 61 Земельного кодекса Российской Федерации». Так, в частности, в обоснование своей позиции Конституционный суд РФ отметил, что «по своей юридической природе обязательства, возникающие в силу применения норм гражданско-правового института возмещения вреда, причиненного действиями органов власти или их должностных лиц, представляют собой правовую форму реализации гражданско-правовой ответственности. Правила же о неосновательном обогащении, в том числе обязывающие лицо, неосновательно получившее или сберегшее имущество за счет другого лица, возвратить последнему такое имущество, подлежат применению независимо от применения мер ответственности и предполагают наличие самостоятельных условий и предпосылок». Таким образом, Конституционный суд РФ дал понять, что податель В.О. Поваляев обжаловал ненадлежащую правовую норму, ошибочно пытаясь сочленить механизм возмещения вреда, возникающий в результате издания незаконного акта органа публичной власти, с механизмом возврата неосновательного обогащения, который урегулирован гл. 60 Гражданского кодекса РФ. По мнению Конституционного суда РФ, данные механизмы самостоятельны и обособлены.

В остальном Конституционный суд РФ воспроизвёл позицию судов общей юрисдикции, сводящуюся к тому, что использование земель по договору в любом случае является платным:   «Отказывая заявителю во взыскании неосновательного обогащения, суд, в частности, исходил из того, что, учитывая принцип платности использования земли, согласно которому любое использование земли осуществляется за плату, за исключением случаев, установленных федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации (подпункт 7 пункта 1 статьи 1 Земельного кодекса Российской Федерации), истец фактически использовал земельный участок в своих целях, за что и вносил соответствующую плату».

Несмотря на прохождение судебного спора через все возможные судебные инстанции, мне думается, что качество правоприменения со стороны судов общей юрисдикции не было идеальным, а потенциал данного судебного спора для судебной практики остался неисчерпанным. Так, в частности, в процессе вынесения судебных актов по делу остались без внимания положения п. 1 ст. 1103 Гражданского кодекса РФ, которым установлено, что правила о неосновательном обогащении применяются к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке. Таким образом, дело могло обрести другой оборот и ещё неизвестно, чем бы оно закончилось, если бы позиция истца была выстроена на положениях вышеуказанной правовой нормы.

Вместе с тем, свой «выхлоп» для судебной практики данный прецедент всё-таки обеспечил. Теперь мы можем обоснованно исходить из того, что, согласно мнению Конституционного суда РФ, в силу принципа платности использования земли, внесение арендных платежей по договору, который признан судом недействительной сделкой, не влечёт возникновение неосновательного обогащения на стороне арендодателя.