11
Авг

В 2020 году Конституционный суд РФ признал недопустимым отнесение зданий к торговым центрам по такому сугубо формальному критерию как вид разрешённого использования земельного участка

Одним из основополагающих принципов земельного права является принцип единства судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов, согласно которому все прочно связанные с земельными участками объекты следуют судьбе земельных участков (пп. 5 п. 1 ст. 1 Земельного кодекса РФ). В свою очередь, одно из не самых популярных проявлений данного принципа на практике сводится к тому, что разрешённое использование земельного участка, по общему правилу, предопределено разрешённым использованием и назначением объекта капитального строительства, расположенного на таком земельном участке. Иными словами, в большинстве случаев формулировка вида разрешённого использования земельного участка непосредственно отражает назначение объекта недвижимости, возведённого на земельном участке. Важность характеристики вида разрешённого использования земельного участка объясняется, в том числе, тем, что в зависимости от неё осуществляется дифференциация величины земельного налога или арендной платы, которые в обязательном порядке подлежат уплате лицом, владеющим земельным участком на том или ином виде права. Вид разрешённого использования земельного участка хоть и не является фискальной категорией, но, тем не менее, оказывает важное влияние на фискальные правоотношения, складывающиеся между правообладателем земельного участка и получателем платы за использование земли. Случай, когда имеет место ситуация «один участок – один объект», то есть когда имеется один земельный участок, на котором расположен только один объект недвижимости, является очень простым,  исчисление размеры платы за землю не вызывает трудностей. Однако, в сфере земельных отношений распространены ситуации, когда на земельном участке имеется несколько зданий, имеющих разное функциональное назначение, либо когда на земельном участке находится одно здание, в котором расположены помещения с различным функциональным назначением. В таких случаях действуют специальные механизмы исчисления платы за использование земельного участка, которые, к примеру, в случае принадлежности земельного участка на праве аренды, сводятся к тому, что для правообладателя каждого из объектов недвижимости (здание или помещение в здании), расположенных на земельном участке, производится индивидуальное начисление арендной платы исходя из ставки по виду разрешённого использования земельного участка, обусловленной целью использования здания или помещения (например, п. 2.13 Положения «О порядке определения размера арендной платы за землю, условий и сроков ее внесения в  городе Калининграде», утверждённого решением окружного Совета депутатов города Калининграда от 28 ноября 2007 года № 376), то есть для каждого из арендаторов начисление арендной платы производится по сугубо индивидуальной ставке арендной платы.

Сложности, возникающие в случае, когда на земельном участке расположено несколько объектов недвижимости разного функционального назначения, возникают не только при исчислении платы за использование земельного участка, но и при расчёте налога на имущество за здания и помещения, расположенные на таких земельных участках. Так, согласно п. 1 ст. 375 Налогового кодекса РФ налоговой базой налога на имущество организаций, по общему правилу, является среднегодовая стоимость имущества. Из этого правила есть исключение – в соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 378.2 Налогового кодекса РФ для таких объектов налогообложения как административно-деловые и торговые центры налоговая база определяется в размере кадастровой стоимости соответствующих зданий – административно-деловых и торговых центров. При этом нормами Налогового кодекса РФ установлены условия, при наличии которых здание считается торговым центром. Так, в силу пп. 1 п. 4 ст. 378.2 Налогового кодекса РФ торговым центром считается здание, если оно расположено на земельном участке, один из видов разрешенного использования которого предусматривает размещение торговых объектов, объектов общественного питания и (или) бытового обслуживания. Таким образом, можно убедиться в том, что причисление зданий к торговым центрам, обуславливающее взимание налога на имущество не исходя из среднегодовой стоимости имущества, а исходя из кадастровой стоимости здания, осуществляется не в зависимости от вида разрешённого использования и назначения объектов капитального строительства (здания, помещения в здании), а по такому критерию как вид разрешённого использования земельного участка. Следствием существования такой правовой нормы является ситуация, при которой в случае нахождения на земельном участке нескольких зданий различного функционального назначения каждое из таких зданий считается торговым центром, если в виде разрешённого использования земельного участка присутствуют слосовосочетания «торговые объекты», «объекты общественного питания» или «объекты бытового обслуживания». Легко догадаться, что при таком положение собственники объектов, которые не используют свои здания в целях торговли, обязаны уплачивать налог на имущество исходя из величины кадастровой стоимости таких зданий, если в разрешённом использовании земельного участка присутствует хотя бы одна из вышеуказанных формулировок в связи с наличием на земельном участке хотя бы одного другого здания, принадлежащего другому собственнику и используемого им под офисы или размещение торговых объектов. Следовательно, отнесение зданий неторгового назначения к торговым центрам обусловлено не их целевым назначением, а лишь видом разрешённого использования земельного участка, на котором расположены здания различного назначения, одно или несколько из которых используется в торговых целях (иначе в виде разрешённого использования земельного участка отсутствовало бы указание на «торговые объекты», «объекты общественного питания» или «объекты бытового обслуживания»). Следовательно, собственники, чьи объекты не являются торговыми центрами, вынуждены уплачивать налог на имущество организаций исходя из кадастровой стоимости принадлежащих им зданий (в таком случае величина налога значительно выше, чем при исчислении исходя из среднегодовой стоимости имущества) по «вине» кого-либо из собственников зданий торгового назначения, расположенных на том же земельном участке.

В такого рода неприятной ситуации оказалось ОАО «Московская шерстопрядильная фабрика» (далее по тексту – «акционерное общество») – собственник зданий, используемых для образовательных и производственных целей, которые расположены на двух разных земельных участках, на которых также имелись объекты торгового назначения, что нашло своё отражение в формулировках видов разрешённого использования земельных участков. По этой причине в ноябре 2018 года Правительство Москвы включило здания, принадлежащие акционерному обществу, в перечень зданий, налог на имущество за которые подлежал расчёту исходя из кадастровой стоимости. Акционерное общество оспорило постановление Правительства Москвы в суде, но потерпело неудачу во всех инстанциях. В итоге акционерное общество вынуждено было обратиться в Конституционный суд РФ с жалобой на положения пп. 1 п. 4 ст. 378.2 Налогового кодекса РФ. Жалоба оказалась успешной, что нашло своё выражение в постановлении Конституционного суда РФ от 12 ноября 2020 года № 46-П «По делу о проверке конституционности подпункта 1 пункта 4 статьи 378.2 Налогового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой открытого акционерного общества «Московская шерстопрядильная фабрика», которое мне и хотелось бы разобрать.  

Важно отметить, что в вышеуказанном постановлении Конституционный суд РФ отметил, что лица, являющиеся арендаторами земельных участков (как и акционерное общество), вид разрешённого использования которых обуславливает отнесение всех расположенных на них зданий к торговым центрам, находятся в значительно более уязвимом положении, чем собственники земельных участков. Это обусловлено тем, что собственник земельного участка вправе изменить разрешённое использование без каких-либо проволочек путём обращения в кадастровую палату, в то время как арендатор сперва должен обратиться к публичному арендодателю – в орган государственной власти или орган местного самоуправления. Акцентируя внимание на том, что порядок исчисления налога на имущество организаций может зависеть от такого совершенного инородного по отношению к налоговому праву критерия как вид разрешённого использования земельного участка, Конституционный суд РФ признал, что в силу пп. 1 п. 4 ст. 378.2 Налогового кодекса РФ «… определение налоговой базы и размер налога зависят … от сугубо градостроительных и землеустроительных решений, причем не только от набора видов разрешенного использования земельных участков, но и от их местоположения, обусловленного в том числе предпочтениями в архитектурно-градостроительных и землеустроительных решениях», а также подчеркнул, что «… для здания (строения, сооружения) вероятность стать «торговым центром» в налогообложении имущества организаций зависит в первую очередь от решений уполномоченных органов в сфере градостроительного зонирования, предназначенного прежде всего определять условия комплексного развития именно территорий в границах населенных пунктов, т.е. значительных по площади земельных массивов, а также от формирования в их составе земельных участков с разным видом или видами разрешенного использования, допускаемыми градостроительными регламентами для соответствующей территориальной зоны». В этом и заключается лейтмотив рассматриваемого нами судебного акта: вторжение в фискальные правоотношения инородного критерия из сферы земельно-градостроительной политики – вида разрешённого использования земельного участка, который может иметь совершенно различные формулировки, многие из которых казуистичны и неоднородны, что обусловлено учтённостью в государственном кадастре недвижимости большого количества земельных участков, образованных до вступления в силу с 1 января 2015 года первого по счёту классификатора видов разрешённого использования земельных участков, которым и были впервые заданы ёмкие эталонные формулировки разрешённого использования. Фискальные правоотношения должны быть урегулированы фискальными методами, но никак не посредством инородной категории из сферы правоотношения в сфере земли и градостроения. «При допустимой в силу закона множественности видов разрешенного использования земельного участка с правом использовать размещенные на нем здания (строения, сооружения) не только в качестве торговых (деловых) центров подпункт 1 пункта 4 статьи 378.2 Налогового кодекса Российской Федерации предрешает отнесение любых объектов недвижимости к тем, для которых налоговая база по налогу на имущество организаций определяется с учетом кадастровой стоимости, принимая во внимание один лишь из видов разрешенного использования участка безотносительно к назначению и (или) фактическому использованию размещенных на нем зданий (строений, сооружений). Этим обусловлено и взимание налога в повышенном размере безразлично к реальной доходности недвижимости, причем вопреки явно выраженным законодательным намерениям, в том числе о налоговых поощрениях в пользу объектов производственного (промышленного) назначения», – подтвердил Конституционный суд РФ.

В итоге Конституционный суд РФ не стал признавать пп. 1 п. 4 ст. 378.2 Налогового кодекса РФ противоречащим Конституции РФ, однако признал практику применения рассматриваемой правовой нормы ограничивающей права подателя конституционной жалобы, в связи с чем постановил о необходимости пересмотра судебных актов судов общей юрисдикции, вынесенных делу ОАО «Московская шерстопрядильная фабрика». В заключение приведём без изъятия один из ключевых выводов, который был сформулирован Конституционным судом РФ по итогам рассмотрения конституционной жалобы акционерного общества: «Взимание налога на имущество организаций исходя из налоговой базы, определяемой по кадастровой стоимости зданий (строений, сооружений) исключительно из того, что они расположены на земельном участке, один из видов разрешенного использования которого предусматривает размещение торговых объектов, объектов общественного питания и (или) бытового обслуживания, хотя объект недвижимости имеет иное назначение и (или) фактическую эксплуатацию, не оправданно в конституционно-правовом отношении, поскольку допускает возложение повышенной налоговой нагрузки на налогоплательщика без экономических на то оснований и не позволяет – вопреки статьям 19 (части 1 и 2) и 57 Конституции Российской Федерации, принципам равенства и справедливости налогообложения – применить для расчета налоговой базы более благоприятное для налогоплательщика общее правило ее определения исходя из среднегодовой стоимости имущества, признаваемого объектом налогообложения».