05
Дек

Как обстоит дело с применением сроков исковой давности по искам об исправлении реестровой ошибки?

Для успешного выполнения юридических задач земельный юрист обязан обладать знаниями не только материального, но и процессуального права. В свою очередь, процессуальные знания земельного юриста можно условно подразделить на две категории – чисто процессуальные знания, которые сводятся к владению понятиями, категориями и процедурами, которые воспроизведены и заложены в кодифицированных нормативных актах, регулирующих судопроизводство в гражданском и административном процессе (ГПК РФ, КАС РФ), с одной стороны, и процессуальные знания, которые в содержательном плане напрямую вытекают из материального права, а именно обусловлены особенностями правоотношений в сфере земельного и градостроительного права, с другой стороны. Такого рода процессуальные знания, которые относятся ко второй категории, по сути представляет собой продолжение материально-правовых знаний. Иными словами, если процессуальные знания первой категории не относятся к познаниям в сфере земельного права и градостроения, то процессуальные знания второй категории являются неотъемлемой составной частью знаний в сфере земельного и градостроительного права. К числу вопросов, которые относятся к процессуальным познаниям второй категории, можно отнести вопрос о сроках исковой давности по исковым заявлениям, которые предъявляются в рамках земельных споров – межевых споров и споров, вытекающих из земельных отношений.

Опыт участия в судебных спорах способен убедить любого юриста в том, что срок исковой давности – это очень проблемный и чувствительный аспект, который необходимо заранее просчитывать на стадии до подачи искового заявления. Как же часто на практике возникают неприятные ситуации, когда вами выстроена грамотная юридическая позиция, но при этом обстоятельства указывают на то, что установленный законом трёхлетний срок исковой давности пропущен (п. 1 ст. 196 ГК РФ), в связи с чем ваш соперник по судебному спору явно не упустит возможность сослаться на этот невыгодный вам факт. Однако, насколько известно, в массе исковых требований (способов защиты и восстановления нарушенного права), которые потенциально могут быть заявлены истцом в рамках земельных споров, могут быть выделены иски, на которые срок исковой давности не распространяется. При этом речь идёт либо об исках, на которые сроки исковой давности не распространяются в силу прямого указания в законе, либо о об исках, по которым судебной практикой выработана и внедрена в устойчивую традицию правоприменения позиция о нераспространении на них сроков исковой давности. Классическим примером иска из первой группы является негаторный иск (ст. 304 ГК РФ), который изъят из-под действия сроков исковой давности в силу прямой оговорки законодателя на этот счёт в ст. 208 Гражданского кодекса РФ. Вторая группа исков представлена:

– иском о сносе самовольной постройки, срок исковой давности по которому не распространяется в случае, если самовольная постройка возведена на чужом земельном участке при отсутствии правоустанавливающего документа на землю или представляет собой угрозу для жизни и здоровья граждан (данный вопрос рассматривался нами в статье «Применяются ли сроки исковой давности по искам о сносе самовольных построек», которая была опубликована на сайте 13 апреля 2020 года);

– иском о признании результатов межевания недействительными или иска о снятии земельного участка с кадастрового учёта (вопрос рассматривался в статье «Распространяется ли срок исковой давности на исковые требования о признании результатов межевания земельных участков недействительными?», опубликованной на сайте 9 ноября 2022 года).

Третьим известным мне представителем группы исков, на которые при определённых обстоятельствах срок исковой давности не распространяется, является иск об исправлении реестровой ошибки. Следует признать, что на сегодняшний день в юридическом сообществе полного консенсуса по вопросу неприменения сроков исковой давности по данной категории исков не существует. Если вы обратитесь к поисковым системам, вы обнаружите множество ссылок на мнения о том, что по искам об исправлении реестровой ошибки применяется общий срок исковой давности, который составляет три года. Справедлива ли такая позиция? На мой взгляд, данная точка зрения является недальновидной, ведь реестровая ошибка применительно к земельным участкам представляет собой заведомо недопустимое юридическое состояние, которое должно быть любой ценой искоренено. Если сделать небольшое отступление в теорию, то существование сроков исковой давности само по себе продиктовано необходимостью равноценного обеспечения интересов участников гражданских правоотношений (так, например, закон защищает интересы добросовестного приобретателя украденной вещи при предъявлении к нему виндикационного иска по истечении трёхлетнего периода времени), а также, как и в случае со сроками давности привлечения к уголовной ответственности, постепенным естественным исчезновением информации, которая могла бы быть положена истцом в основу юридической позиции, рассчитанной на защиту своего права (например, забывание юридически значимой информации свидетелями, утрата письменных документов). Эти же обстоятельства вполне пригодны для обоснования правомерности применения сроков исковой давности к исковым требованиям, которые в силу закона из-под действия сроков исковой давности изъяты (ст. 208 Гражданского кодекса РФ). Вместе с тем, предусмотрев в конкретной правовой норме Гражданского кодекса РФ, что на ряд требований сроки исковой давности заведомо не распространяются, законодатель подчеркнул, что некоторые юридические проблемы настолько существенно затрагивают права и законные интересы участников гражданских правоотношений, что должны быть решены вне зависимости от прохождения того или иного отрезка времени с момента возникновения такой проблемы. Тот факт, что к таким проблемам относится реестровая ошибка, особенно если пострадавшими являются правообладатели более чем одного земельного участка (например, в случае пересечения границ), представляется вполне очевидным.

В качестве подтверждения правильности такого воззрения в последнее время, к счастью, стали появляться судебные решения, в которых выражена и продвигается точка зрения о том, что иск об исправлении реестровой ошибки является разновидностью негаторного иска – иска, направленного на устранение всяких нарушений прав, не связанных с лишением владения (ст. 304 ГК РФ). Так, например, 22 июля 2020 года Московским областным судом было вынесено апелляционное определение по делу № 33-6931/2020, в рамках которого в апелляционном порядке рассматривалось исковое заявление гражданки Г.П. Власкиной об исправлении реестровой ошибки (в связи с уточнением местоположения границ своего земельного участка), выражающееся в наложении границ земельного участка ответчика ГБУ МО «МОСАВТОДОР» на фактические границы земельного участка Г.П. Власкиной, в соответствии с которыми декларативный земельный участок должен был быть уточнён, то есть кадастровые границы земельного участка ответчика препятствовали, мешали уточнению земельного участка истца, что и обусловило существование реестровой ошибки в виде несоответствия местоположения кадастровых границ фактическим границам. В вышеуказанном апелляционном определении Московский областной суд отметил: «Иск об исправлении реестровой ошибки является разновидностью негаторного иска, которым устраняются препятствия в пользовании имуществом, выраженные, в рассматриваемом случае, в неправильном определении характерных точек границ земельного участка, предоставленного ответчику на праве постоянного (бессрочного) пользования». Похожая ситуация рассматривалась первым кассационным судом общей юрисдикции по делу № 88-30298/2022 (номер дела в суде первой инстанции – 2-12/2021), в рамках которого гражданка Е.В. Новикова требовала исправить реестровую ошибку в местоположении границ лесного участка (реестровые границы лесного участка не совпадали с местоположением фактических границ лесного участка, в связи с чем Е.В. Новикова была лишена возможности произвести уточнение своего садового земельного участка). Оставляя судебные акты судов первой и апелляционной инстанций без изменения, первый кассационный суд общей юрисдикции (определение от 16 ноября 2022 года по делу № 88-30298/2022) пришёл к выводу, что «С учётом разъяснений, изложенных в пункте 45 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации № 10, Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации  № 22 … о применении статьи 304 Гражданского кодекса Российской Федерации, следует, что иск об исправлении реестровой ошибки является разновидностью негаторного иска, которым устраняются препятствия в пользовании имуществом, выраженные, в рассматриваемом случае, в неправильном определении характерных точек границ земельного участка».

Важный момент: в вышеуказанных судебных актах очень грамотно определена суть нарушения прав владельца земельного участка, который выступает истцом по негаторному иску об исправлении реестровой ошибки – наличие препятствий, которые выражаются в неправильном определении характерных точек границ земельного участка ответчика. Можно ли утверждать, что такого рода нарушение, то есть когда чужой земельный участок мешает уточнить свой, не подразумевает лишение владения, наличие которого обуславливало бы необходимость прибегнуть к виндикационному иску (иск об истребовании земельного участка из чужого незаконного владения? Вопрос спорный, который требует написания научной статьи.

Подводя итог изложенному, считаю необходимым отметить, что на сегодняшний день мне не представляется возможным судить о том, что данная точка зрения прочно вошла в традицию правоприменения. Вместе с тем, нельзя отрицать тот факт, что в настоящее время в судебной практике происходит формирование закономерностей, отражающих подход, в соответствии с которым иск об исправлении реестровой ошибки следует рассматривать в качестве разновидности негаторного иска, что автоматически обуславливает изъятие исков об исправлении реестровой ошибки из-под действия сроков исковой давности. Таким образом, в случае если ваш противник по судебному спору будет ссылаться на пропуск сроков исковой давности, у вас в кармане всегда будет находиться важный контр-аргумент.